belka_unit (belka_unit) wrote,
belka_unit
belka_unit

Categories:

Нашла (вспомнила, подобрала) пароль к файлу с паролями). Получила доступ к собственному архиву.

Нет надежней и мудрее средства от тревог,
Чем ночная песня шин.
Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог
Штопает ранения души.
Ночная дорога. Стихи Юрия Визбора
Музыка Виктора Берковского, Сергея Никитина

        Вы с ума сошли! Стопом? На море? Три тысячи километров? Нет! Нет! Ни за что!
Опять не удержусь! И снова будет дорога, и монетка на счастье, и кусок колбаски для первой встречной собачонки или кошки – жертва Хасси, божеству трассы. И рука с поднятым большим пальцем, и первая машина (ей мы принесем счастье – есть такая примета, вы знаете?). Все, теперь мы уже в пути, город остался там, далеко. Прощай! Доброй дороги тебе, водитель! Доброй дороги всем нам!
        Мне это нравится. Нравится стоять в пыли на обочине и чувствовать себя абсолютно свободным человеком, бродягой, никуда не торопиться и наблюдать за проезжающими мимо машинами, гадая, кто же остановится на этот раз. Мне нравится замечать, как тихонько подкрадываются сумерки и выбирать место для палатки. Мне нравится не знать, где я буду ночевать завтра и разговаривать с людьми, которых я больше никогда не увижу. Очень хорошими людьми, потому что плохой человек не остановит машину, чтобы посадить в нее пыльного автостопщика с громадным рюкзаком. Я люблю бесконечную ленту дороги, которая убегает куда-то вдаль. А моторы КАМАЗов гудят старую песню: «Нет надежней и вернее средства от тревог…».
Когда люди узнают, кто ты, у них стремительно круглеют глаза. Первую половину пути слышишь недоверчиво-снисходительное «Куда-куда?! В Севастополь?» - и характерный жест пальцем у виска. Вторую половину «Откуда?! Аж из Челябинска?» - жест все тот же, но в глазах где-то на самом дне плещется легкая зависть… Я их понимаю. Я сама себе слегка завидую, когда вспоминаю пройденные тысячи (десятки тысяч) километров. Завидую тому, что теперь у меня все это уже БЫЛО, и нельзя снова повторить ту сумасшедшую гонку по ремонтируемой трассе под проливным дождем от Саратова до Камышина, и не услышать больше изумительных баек, которые травил всю ночь дальнобойщик, подвозивший нас до Феодосии – ему не нужен был собеседник, ему нужен был слушатель! Как хотелось записать все это, но не было диктофона, да и слушать все это надо было тут, в прокуренной кабине МАЗа, проезжая по черной степи под сумасшедшим, белесым от звезд южным небом. И уже никогда больше не встретится нам та автоколонна, перегонявшая «Газели» в Казахстан. Они обгоняли нас трижды, и каждый раз кто-нибудь не выдерживал и останавливался, и нас везли хоть чуть-чуть, и кормили всякими ништяками, и тщательно прятали от начальника колонны, который не разрешает брать стопщиков, и чуть не со слезами прощались с нами на каждом посту ГАИ, где у них долго и нудно проверяли документы… А в четвертый раз нас подобрал сам начальник колонны. И все были счастливы, махали нам, поздравляли и снова таскали нам пирожки (все втихомолку, «чтобы начальник не видел – хороший мужик, но строгий!»)! Как вкусно этот начальник рассказывал про Казахстан! Я просто заболела его рассказами о тех горах и озерах, и прохладных улицах, утонувших в зелени… Интересно, как в Казахстане с автостопом?
      Все так радужно? Да нет, не все, разумеется. Под дождем мокро и холодно - когда выходили из Донецка, то двигались почти вплавь, и вещи промокли, несмотря на полиэтиленовые пакеты, а тучи все сгущались, и под струями ливня истаивала последняя надежда застопить хоть что-нибудь… А где-то под Пензой я свалилась (о стыд и позор!) с тепловым ударом в нескольких километрах от ближайшего населенного пункта и тени. А под Симферополем мы проторчали два дня, напрасно пытаясь привлечь хоть чье-то внимание – видимо, местные жители не любят автостопщиков – нас просто игнорировали, все, даже родная (ну, то есть двоюродная - украинская) милиция. И временами все казалось так плохо, что случись со мной что-то подобное в городе – глухой депрессняк был бы обеспечен! Но на трассе все не так, и где-то глубоко, под нахлынувшим отчаянием тихонько горит светлячок веры в то, что все наладится, и Хасси, хранящая тех, кто в пути, не допустит настоящей беды.
      И эти эпизоды откладываются в памяти все-таки не из-за неприятностей, а благодаря людям, которым, видимо, неизвестно, что время у нас сейчас тяжелое, и человек человеку – волк. «Как ты живешь – такое у тебя и время!» - кто сказал - не помню, но хорошо сказал, правильно… И нас выловили из потока грязной воды под Донецком, и в «рафике» мы не только отогрелись, но даже просушили вещи. А под Пензой нас подхватили два мужика на «мерсе» не то с Украины, не то из Белоруссии, ехали в Екатеринбург к родне. Бедный «мерс» – он и так был загружен под завязку, днище чуть не скребло асфальт - но нас все-таки втиснули, и провезли почти тысячу километров, и не высадили даже после того, как я, не до конца еще просветлев разумом после теплового удара, умудрилась завести нас в непонятные гребеня… И отойдя пешком от Симферополя километров двадцать, к концу вторых суток мы услышали голос ангела: «Вы тут не стойте, тут стопщиков не берут. Я мимо вас уже четвертый раз проезжаю, садитесь, довезу до электрички - от Джанкоя уедете».
      А про то, как в Коктебеле нас угощали коллекционным коньяком в доме Макса Волошина, про невозможные звезды над Симеизской обсерваторией, которые светились не в небе, а прямо среди листвы дерева, под которым мы ночевали (честное слово, не вру и не пила!), про… Да все равно не рассказать и сотой доли всего, что было увидено, пережито и принято в сердце без разделения на плохое и хорошее.
      Но, хоть у Дороги и нет окончанья, а любое путешествие рано или поздно заканчивается. Помните, Маленький Принц говорил, что пустыня прекрасна, потому что в ней есть родники? А дорога хороша тем, что в конце ее тебя все равно ждет дом. Как же я люблю возвращаться! Последняя машина (ей мы тоже принесем счастье, есть такая примета!) – если повезет, то почти до самого дома, если нет – то через город, уже непривычный, но такой родной, а люди косятся, потому что пахнет от меня и от рюкзака не горами и костром, а соляркой и бензином. Но мне абсолютно все равно, что обо мне подумают люди, я иду домой!
      Домой, где в холодильнике стоит заботливо приготовленная перед выходом бутылка вина, чтобы отпраздновать возвращение, а в морозилке лежит жареная курочка – только разогреть. Но главное – ванна! Как раз успею, пока разогревается кура. Вытряхиваю рюкзак, кидаю грязную – а она вся грязная! – одежду в стиральную машину, включаю компьютер, щелкаю пультом – Боже, что это?! – уф, это же те-ле-ви-зор, правильно? Родная полочка с косметикой, коробка с лекарствами – интересно, куда деваются мои проблемы с возрастом и здоровьем на трассе? Знакомая комната, мягкая постель, как же я без всего этого обходилась так долго?! Что-то я все-таки забыла… Цивилизация, конечно, хорошо, но до чего же много этой техники! Так, телевизор, компьютер, фен, пылесос… Ах, да! включаю телефон, обзваниваю друзей и на их «Ну как?!» перед тем как погрузиться в пространный рассказ, отвечаю: «Больше – ни за что!». И это правда, во всяком случае, сейчас, когда в одной руке бокал вина, в другой - сигарета, а сама - в нирване. Но они мне почему-то не верят.
      Ну, что же… Доброй дороги всем нам!

        
16.09.2005г.
Tags: архив, воспоминания, мои истории, о личном, о любви
Subscribe

  • (no subject)

    В суббрту, 17 мы смотрели закат не над морем, а из моря. В смысле, мы плескались на мелком пляже, а солнце не торопясь садилось…

  • Вот оно, счастье)

    Приехали украинцы из Вроцлава, привезли русские продукты, сделанные в Германии. Я в этот раз скромненько: три сорта варёной…

  • Осторожно, разбойники!

    Точнее, разбойницы) Мы вчера, устав после долгой дороги и от избытка впечатлений, решили закончить вечер романтическим ужином на…

promo belka_unit may 9, 2019 13:44 5
Buy for 100 tokens
Прощание Тихо плакали флейты, рыдали валторны, Дирижеру, что Смертью зовется; покорны. И хотелось вдове, чтоб они замолчали — Тот, кого провожали, не сдался б печали. (Он войну начинал в сорок первом, комбатом, Он комдивом закончил ее в сорок пятом.) Он бы крикнул, коль мог: — Выше голову, черти!…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments